закрыть
Ознакомьтесь с правилами форума
1. При регистрации необходимо рассказать немного о себе. Даже, если Вы никогда не курили сигары, ничего страшного, так и напишите — это не является препятствием для регистрации на форуме. Напишите несколько слов о себе: из какого города, как давно курите сигары, что предпочитаете, как храните сигары, где чаще всего покупаете, кого из участников форума знаете лично, с какой целью регистрируетесь.
2. Наличие аватара у участников форума обязательно. В качестве аватара используйте, пожалуйста, свою фотографию — все мы пришли сюда общаться добровольно и игры в партизаны тут ни к чему! Отсутствие аватара может послужить поводом к приостановлению активности аккаунта. Если у вас возникнут сложности с размещением аватара — пишите на cigarlife@mail.ru, вам обязательно помогут.
3. Неприемлемо при регистрации использование логина оскорбляющего других пользователей форума, а также использование в качестве логина имен известных личностей или брендов.
4. Запрещается оскорблять участников форума как в темах общения, так и в личной переписке.
5. Запрещается использование непарламентских выражений.
6. Не приветствуется обсуждение религиозных и политических взглядов (для этого в сети полно профильных форумов)
Мы не можем прописать правила на все случаи жизни, не будем писать про запрет на бессодержательные выражения, флейм и т.д. — это и так всем понятно. На форуме постоянно присутствуют модераторы, которые скорректируют и порекомендуют, как не надо делать. Нужно относиться к этому с пониманием, здесь собрались взрослые люди, которые хотят нормального общения на сигарные темы, а не выяснения отношений.
------------------------------------------------------
ВНИМАНИЕ! Несанкционированные объявления коммерческого характера на форуме запрещены.

Злостное игнорирование любого из этих пунктов приведет к удалению аккаунта нарушителя с форума.

Если вы согласны с правилами форума, войдите через ваш логин в facebook:

Предыдущее посещение:





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:25 
Иногда мы думаем, что создаем что-то новое и оригинальное в этом мире, претендуем на открытие, но стоит повернуть голову назад и заглянуть в прошлое, как понимаешь, что у него надо учиться и до многого не дотянешься в силу определенных обстоятельств дня сегодняшнего. Изучение антологии клубной жизни старой Росси дает знания не только о прошлом клуба, но и позволяет более гибко конструировать будущие модели клуба. У клубной истории много модификаций, знание которых обогащает наши собственные коммуникативные возможности. Многолетний опыт существования клуба как самоценного социокоммуникативного феномена в истории культуры особенно полезен тем, кто сегодня самореализуется в клубных объединениях, или создает условия для самореализации творческой сущности людей. Столь же необходимы нам знания и о таких типах первых клубных институтов как элитарные английские клубы, политические якобинские клубы во Франции, первые рабочие клубы в Англии, Германии, Франции.
По – существу, не изучена и история российских клубов. К сожалению, в советское время перестала воспроизводиться история Санкт-Петербургского Английского собрания, Московского Английского клуба, которые были организованны еще в XVIII веке. Столь же закрыта для российских читателей история Российского Благородного собрания в Москве, дворянских, купеческих, чиновничьих, рабочих и молодежных клубов России, первых народных домов.
Я, как историк, решил погрузиться в мир архивной документации и мемуарных воспоминаний, дабы понять и почувствовать атмосферу, царящую в клубах России сер. 19 и нач.20 столетия. Одним из моих увлечений является составление библиотек антикварной литературы. Материал собранный мною на тему истории клубной жизни огромен. Возможно, что он станет отдельной библиографической статьёй с перечислением работ и авторов писавших на тему истории клубов.
Я постараюсь не вмешиваться в своё повествование излишними комментариями, так как воспоминания очевидцев, газетные заметки и прочие документы покажут реальную картину тех лет.
Петровские реформы стали началом постепенной перестройки дворянских досугово - бытовых традиций по европейским стандартам. Наиболее ярко это выразилось в развитии отечественного клубного движения. В обществе стали возникать культурно-досуговые структуры, занимающиеся организацией повседневного общения.

С рождением российских клубов связано множество легенд. Одна из них наиболее достоверна, так как имеет сохранившееся документальное подтверждение. С начала 1770 г., около сорока петербуржских предпринимателей, в большинстве своем англичан, стали регулярно собираться по вечерам в одной из гостиниц, хозяином которой был голландец Францис Гардимер. К сожалению, гостиничное заведение через некоторое время разорилось, а клуб был распущен. Однако клубная идея не умерла. Для ее реализации нашли новое помещение.С 1770 года управляющим очередного клуба выбрали Корнелия Гардинера. Культурно-досуговое общество стало называться Английским клубом. К началу 1780 года, в нем состояло уже более 300 человек, большинство из которых были коренными петербуржцами. Клуб имел свой устав и систему членства. В нем действовали буфет, гостиная, библиотека, игровая комната. Выписывались газеты и журналы. Проводили ежедневные вечерние ужины, а по знаменательным датам - праздничные обеды. В члены Английского клуба могли быть приняты особы из сословия дворянства, военных и гражданских чиновников, из ученых, купцов и именитых художников. Согласно устава, клубное собрание не имело "иного предмета, кроме общественного препровождения времени и занятия благопристойными разговорами, позволенными играми, чтением книг и периодических изданий". Членами клуба являлись многие знаменитые люди того времени: И. А. Крылов, Я. Б. Княжнин, М.М. Сперанский, В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, Н.М. Карамзин, Н.А. Некрасов. Почетными членами клуба были - князь М.И. Кутузов, канцлер А.М. Горчаков, граф К.В. Нессельроде, генерал А.П. Ермилов.

В 1772 году был создан Английский клуб в Москве. Во времена Павла I его закрыли, но с июля 1802 года он снова возобновил свою деятельность. Среди членов данного клуба значились целые династии аристократов: Гагарины, Голицыны, Волконские, Одоевские, Трубецкие, Хрущевы, Шаховские, Оболенские и многие другие. Его деятельность нашла отражение в воспоминаниях членов клуба, в литературных произведениях А.С. Пушкина, А.С Грибоедова, Н. М. Карамзина, Е. А. Баратынского, Н. В. Гоголя, Н. А. Некрасова, Ф. М. Достоевского. Л. Н. Толстой описал жизнь Московского клуба в своем романе "Война и мир". Оно было одним из самых популярных мест повседневного общения московской элиты. Клуб прекратил своё существование в 1918 г.

Много сходного с английскими клубами имели в России многочисленные Благородные собрания. Московское Благородное собрание было организовано в 1783 г. Основателями его стали князь А. Б. Долгорукий и сенатор М. Ф. Соймонов. Екатерина II, специальным рескриптом передала в его полную собственность обширный дом в Охотном ряду. Александр I сразу, после коронации, не только посетил собрание, но и вступил в его члены. Благородное собрание получило высокий титул Российского благородного собрания.

Членами этого собрания могли стать лишь представители дворянского сословия. От возникших ранее, в Петербурге и в Москве английских клубов собрание отличалось тем, что было как для «кавалеров», так и для «дам». В нем регулярно проводились пышные балы, маскарады. Каждую неделю проводились так называемые «черные» балы, «белые» балы, которые организовывались в честь лица, пожертвовавшего данному клубу определенную сумму денег.

Ориентируясь на столичный опыт, благородные собрания были открыты практически во всех губернских городах России. Давайте прочтем заметку о новогодних балах 1867 г.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:36 
Казань
« …Посмотрим, что делается на казанских общественных балах, тем более что при большом затишьи в других увеселениях они составили почти все содержание святочной недели.
Здесь, как известно, два клуба: дворянский и купеческий. В том и другом даются танцевальные вечера, на святках один из этих вечеров именуется балом. Вечер-бал в купеческом собрании был 26 декабря, в дворянском - 1 января. В том и другом собрании разные люди и разные нравы. Начнем с помещения. В дворянском собрании помещение поистине барское: в сенях, где снимают шубы, тепло, широкая лестница ведет в боярские хоромы, установленные изящной и покойной мебелью; в огромной зале широкие хоры поддерживаются массивными колоннами, обширная столовая украшена по малиновым обоям гербами Казани и уездных городов Казанской губернии, прочие комнаты, также весьма обширные, равно удовлетворяют вкус и требования даже взыскательного посетителя. В купеческом собрании, имеющем помещение на Воскресенской улице в доме купца С. И. Пчелина, также помещение хорошее, но уже снимая внизу, около почтенного Сергеича, шубу, вы рискуете простудиться; подталкиваемые сзади холодом, вы вбегаете наверх, где сразу попадаете в духоту и жар. Зала хороша, но ее массивные хоры поддерживаются жиденькими чугунными колоннами толщиною в руку - да еще в худенькую руку, и от этого зала много теряет в своем виде; затем, так как зала комната непроходная, а имеет две двери в одну сторону, то от этого в ней свободного движения воздуха, столь необходимого, особенно при многолюдстве, нет. На танцевальных балах дворянского и купеческого собраний все противоположно.
На вечерах дворянского собрания бывает только небольшой кружок дворянства и семейств высших представителей администрации, оттого танцуют иногда в 6 или немного больше пар; там все друг с другом знакомы; незнакомая с этим обществом дама просидит целый вечер одна-одинехонька, незнакомый с сим обществом мужчина пробродит, как тень Гамлетова отца, весь вечер за колоннами, и уж ты как ни рисуйся, какие ни принимай позы - и задумчивые и веселые, и со сложенными на груди руками - все тщетно, до заутрени проходишь, и если б не почтеннейший Август Иванович, то совсем беда.»
Интересный факт! В первое десятилетие XIX века в Вене запрещалось вальсировать более 10 минут. Автор одной из статей в газете «Таймс» был возмущен тем, что в программе Королевского бала 1816 года оказался этот «чувственный и непристойный танец». Запрет на вальс на балах во дворцах немецких кайзеров снял лишь Вильгельм II при вступлении на престол в 1888 году.
Движения вальса считались непристойными, унижающими достоинства женщины. Вальс наносил своеобразный удар по кодексу рыцарской чести, составлявшему основу придворного этикета. В начале XIX века мода на вальс сравнивалась с модой на курение табака.
Пермь
Одним из первых по времени учреждения клубов в Перми является Благородное собрание. Оно заменяло собой дворянское собрание, так как Пермская губерния не была дворянской, так как в находящихся в ней дворянских имениях владельцы не жили, а находились в столицах, или за границей. За отсутствием дворян привилегированное сословие города составляли чиновники; они-то собственно и состояли членами Благородного собрания. Это был единственный клуб в Перми до шестидесятых годов 19века.

Благородное собрание
В шестидесятых годах, когда общественная жизнь проявилась в более широкой форме, и в Перми почувствовалось некоторое оживление и стремление интеллигентных лиц к полезной общественной деятельности. Так, зимой 1859 и 1860 гг. Д.Д.Смышляев, известный впоследствии историк и земский деятель провел в здании Благородного собрания одиннадцать литературно- музыкальных вечеров. Сборы с этих вечеров шли в пользу предполагаемой к учреждению женской гимназии и учреждаемых воскресных школ.
29 декабря 1863 года в Перми был открыт второй клуб - купеческий, переименованный потом в общественное собрание, помещающийся в доме городского общества на углу Сибирской и Петропавловской улиц. По словам старожилов, клуб был открыт купцами в виде протеста против Благородного собрания, куда допускались только лица во фраках и куда не пустили известного общественного деятеля только потому, что он явился в сюртуке.

Через пятнадцать лет (в 1878 г.) на Черном рынке в доме купца Евреинова был открыт третий по счету клуб чиновников, очевидно, также тяготившихся порядками Благородного собрания, под названием «общества семейных вечеров». Впоследствии из этого клуба вышло нечто вроде кафе, почему-то получившего от пермяков название «канфорки».
Весной 1882 года утвержден был устав Пермского общественного собрания, до тех пор называвшегося купеческим клубом, и тогда же приступили к постройке летнего помещения общественного собрания за бульваром.

Западная Сибирь
А вот как обстояли дела с клубами в западно- сибирских городах: «Во всех крупных сибирских городах в Х1Х в. существовали дворянские («благородные»), офицерские, купеческие («коммерческие») собрания или клубы. Они долго были излюбленным местом отдыха и развлечений сибирского чиновничества и военных… Деятельность клубов сводилась к устройству балов-маскарадов, благотворительных вечеров, сами клуб-мены с удовольствием занимались в них праздными обедами, едой, специально готовившейся для клубных обедов и ужинов, азартными картежными играми. Большое место в клубной жизни занимали любительские постановки драматических и даже оперных спектаклей, гастроли профессиональных трупп, реже проводились лекции и доклады по вопросам науки, литературы и искусства, преимущественно за счет приезжих просветителей».


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:37 
Омск
В истории Омска запечатлена интересная и культурно развивающаяся деятельность Омского дворянского собрания, Общества любителей музыки, Западно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества. Интересные сведения о досуговых структурах и увлечениях дореволюционного Омска содержит монография Д.А. Алисова «Культура городов Среднего Прииртышья в XIX, в начале XX вв.» В ней можно почерпнуть сведения о деятельности Коммерческого клуба, Омского общества правильной охоты, Общества любителей драматического искусства, Общества художников и любителей изящных искусств степного края и многих других. Всего как отмечает Д.А. Алисов, «в 1900 году в Омске числилось более 25 различных обществ. К 1916 г. их число увеличилось до 33». На мой взгляд, автор монографии делает весьма важный вывод: «Все эти многочисленные общества и общественные организации объединяли, главным образом, инновационные слои городского населения с целью совместной исследовательской, культурно-просветительной и культурно -досуговой деятельности. При помощи этих обществ в Омске проводились научные экспедиции, устраивались выставки, музыкальные вечера и спектакли, лекции и народные чтения, организовывались праздничные и досуговые мероприятия, охватывавшие в целом довольно широкие слои населения».

Екатеринославль.
Несколько лет назад одно из днепропетровских издательств выпустило книгу Михаила Арошенко "Энциклопедия капиталов" - довольно интересный труд.
Многие здания в Екатеринославе действительно воздвигались как символ власти, богатства и мощи определённого среза общества. Показательный пример - Коммерческое собрание на Новодворянской улице.

Улица эта начиналась у Дворянской площади (нынешней площади Шевченко), получившей название от располагавшегося на ней Дворянского собрания, заседавшего в бывшем Потёмкинском дворце (Дворец студентов ДНУ).

А в пяти минутах ходьбы от собрания екатеринославских дворян по Новодворянской улице (нынешней Дзержинского) в 1911 году свой клуб воздвигли и местные купцы. Ранее они собирались в нескольких комнатах дома Мизко на пересечении Полицейской и Казанской (улиц Шевченко и К. Либкнехта), а потом, по-видимому, решили, что негоже почтенному купечеству арендовать помещение в чужом доме и пора обзавестись собственным.

Проект здания составил губернский архитектор С.Ф. Булацель: двухэтажное, с фигурными окнами, увенчанными шатрами и башнями; лишённое изящества, но по-купечески основательное и богатое - этот стиль называли неорусским.

Для здешнего купечества клуб был местом деловых встреч и заключения сделок, отдыха и развлечений - для всего имелись соответствующие помещения: кабинеты, бильярдные, комната для игры в карты, буфет и зимний сад.
Коммерческое собрание не было закрытым заведением, здесь бывали не только купцы, но - по определённым дням - и прочие желающие, внёсшие требуемую сумму в кассу клуба. Народ съезжался в коммерческий клуб по случаю устраиваемых там балов, маскарадов и театральных постановок.
В 1915-м в купеческом клубе побывала с выступлением и первая звезда русского кинематографа Вера Холодная, которая гастролировала по российским городам и весям, призывая жителей империи жертвовать средства в пользу инвалидов войны. В антракте она лично ходила между креслами в партере и собирала пожертвования
Сегодня, комнаты бывшего Коммерческого собрания по ул.Дзержинского д. 23, занимает отделение первого украинского международного банка. Почти сто лет назад купцы и дельцы в этом доме приятно отдыхали, сегодня они делают здесь деньги.

Вслед за клубами дворянского и купеческого сословий в большом количестве стали возникать клубы предпринимателей, чиновников, офицерские клубные собрания, лакейские, клубы художественной интеллигенции, а затем и общедоступные досуговые центры в виде клубов учащейся молодежи, рабочих клубов, народных домов, культурно-просветительских кружков и сельских изб-читален, клубы по профессиональным интересам.
В январе 1862 г. открывается «клуб русской демократической интеллигенции» или «шахматный клуб». Членами данного клуба были литераторы демократической направленности. В 1865г. - клуб художников.
В 1893 г. - "Бродячий клуб", членами которого были молодые талантливые адвокаты. Они оказывали бесплатные юридические консультации.
В отличие от аристократических клубов, данные клубы выполняли две основные задачи: просветительская деятельность и досуговая деятельность.
Домашние формы творчества создали основу для салонов и кружков. «Домашние» образцы поэзии и прозы составляли содержание литературных альбомов, которые пополнялись сочинениями гостей, родственников. В русской литературе лучше всех обрисовал эти досуговые встречи Л.Н. Толстой, великолепно изобразивший в романе «Война и мир» завсегдатаев салона мадам Шерер.
Другая разновидность российского досуга- салоны, где собирались представители интеллигенции, чаще всего либерально настроенные люди. Салоны более походили на гостевые вечера с обязательным присутствием хозяина (хозяйки), четким сценарием, концертной программой. В Петербурге пушкинских времен это был салон А.О. Смирновой-Россет. В Москве - салон З.А. Волконской. Здесь же проходили знаменитые «домашние собрания» А.П. Елагиной - одной из образованнейших женщин России. Этот салон охотно посещали видные московские ученые и писатели. Частыми гостями. П. Елагиной были А.С. Пушкин, П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, братья Аксаковы и многие другие.
Интересная страница в истории русских салонов – «субботы» художника-передвижника Н.А. Ярошенко. Они начались в 1874 году как «рисовальные вечера», на которые приходили в основном молодые живописцы. Постепенно круг, собиравшихся в доме 63 по Сергиевской улице, расширялся. К художникам присоединились видные петербургские ученые, писатели, журналисты, несколько позднее - учащаяся молодежь. И так продолжалось более четверти века, в тот самый период, который справедливо называют самыми «глухими» годами русской истории XIX века.
Завсегдатаями ярошенковских суббот были Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, Г.И. Успенский, В.М. Гаршин, И.Е. Репин, Н.Н. Крамской, Н.Н. Ге, философ и поэт В.С. Соловьев. В основном, салон посещали люди, активно участвовавшие в общественной жизни, их споры и обсуждения часто переходили с художественных тем на социальные. Здесь много читали вслух, слушали музыку и пение, любили шутки и розыгрыши. В конце каждого вечера всех приглашали к столу.
Во второй половине XIX века известный среди москвичей коллекционер В.Е. Шмарович основал у себя на квартире салон любителей искусства. Знаменитые «среды» в Савеловском переулке сыграли немалую роль в деле открытия и популяризации молодых талантов - начинающих художников, писателей, музыкантов. Это был своеобразный театр дебютантов.
Когда говорят о подлинно клубном общении, то имеют в виду, конечно же, английские клубы. Литература об английских клубах огромна. В России XIX- начала XX вв. издавались специальные и популярные пособия Л.М.Ерамсона, Е.Водовозовой, А.У.Зеденко, Л.Туган-Еарановской о клубах и других культурно-просветительных организациях Англии и США. В переводе И.Озерова, в 1901 г. публикуется книга Т.С.Пеппин «Страна рабочих клубов». В переводе М.Осовской, в 1902 г. Издается книга М.А.Станлей «Женский рабочий клуб в Англии». Многие из авторов, будучи членами английских клубов, отразили в своих произведениях атмосферу и принципы клубной жизни англичан.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:37 
Английский клуб в Москве
Этот первый в Москве клуб учредили иностранцы в 1772 году. В царствование Павла I его вместе с другими подобного рода заведениями закрыли, но в александровскую либеральную эпоху он вновь получил право на существование, вскоре превратившись в место сбора московской аристократии, куда съезжались, по выражению Н. М. Карамзина, «чтобы узнать общее мнение». Число членов ограничивалось сначала 300, а позже 500 дворянами. Женщины в клубные помещения не допускались. Известный мемуарист С. П. Жихарев в своих записках, относящихся к 1806 году, дает Английскому клубу в высшей степени похвальную характеристику: «Какой дом, какая услуга – чудо! Спрашивай чего хочешь – все есть и все недорого. Клуб выписывает все газеты и журналы, русские и иностранные, а для чтения есть особая комната, в которой не позволяется мешать читающим. Не хочешь читать – играй в карты, в бильярд, в шахматы. Не любишь карт и бильярда – разговаривай: всякий может найти себе собеседника по душе и по мысли. Я намерен непременно каждую неделю, хотя по одному разу, бывать в Английском клубе. Он показался мне каким-то особым маленьким миром, в котором можно прожить, обходясь без большого. Об обществе нечего и говорить: вся знать, все лучшие люди в городе членами клуба».
В 1824 году и С. Н. Глинка, беллетрист, издатель «Русского вестника», вносит свою лепту в хор похвал клубу: «Тут нет ни балов, ни маскарадов. Пожилые люди съезжаются для собеседования; тут читают газеты и журналы. Другие играют в коммерческие игры. Во всем соблюдается строгая благопристойность». Надо сказать, Английский клуб всегда твердо сохранял воспетую Глинкой серьезность тона, чуждаясь театрализованных увеселений, и лишь по требованию 51 члена старшины имели право пригласить в него для развлечения певцов или музыкантов. Зато любители сладостей не оказались обойденными, и в отдельной комнате их постоянно ждали наваленные грудами конфеты, яблоки и апельсины. До войны с Наполеоном клуб помещался в доме князей Гагариных на Страстном бульваре, затем сменил два адреса, пока в 1831 году прочно не обосновался в доме графини Разумовской на Тверской. Сейчас это здание занимает Музей современной истории России.
Английский клуб прославили многие русские писатели. Вспомним хотя бы толстовского Левина с его чувством «отдыха, довольства и приличия», достигнутым именно в стенах этого заведения. И все же полнее дух клуба передан не в романах и повестях, преследовавших цель создания широкого полотна московской жизни, а в записках тех его завсегдатаев, для которых он стал родным домом и для которых последние дни Страстной недели, когда клуб закрывался, оказывались самыми мучительными днями в году. «Они чувствуют не скуку, не грусть, а истинно смертельную тоску, – писал в 1820-х годах П. Л. Яковлев, автор популярной некогда книги «Записки москвича». В эти бедственные дни они как полумертвые бродят по улицам или сидят дома, погруженные в спячку. Все им чуждо! Их отечество, их радости – все в клубе! Они не умеют, как им быть, что говорить и делать вне клуба! И какая радость, какое животное наслаждение, когда клуб открывается. Первый визит клубу и первое «Христос воскресе!» получает от них швейцар. Одним словом, в клубе вся Москва со всеми своими причудами, прихотями, стариною».
О посетителях самого аристократического московского клуба рассказал и небезызвестный купец, меценат и коллекционер П. И. Щукин: «В Английском клубе были старики-члены, которые обижались, если кто-нибудь садился даже по незнанию на кресла, на которых они привыкли сидеть много лет. Член Иван Васильевич Чижов, напоминавший Фальстафа в «Виндзорских кумушках», пил много шампанского, которое в виде пота выходило у него из безволосой головы. Старик Михаил Михайлович Похвиснев, приятель С. С. Стрекалова, по субботам нарочно садился на краю обеденного стола, с которого начинают обносить кушанья, и, любя мороженое, сваливал себе на тарелку громадную порцию, а пунш-гласе брал пять-шесть бокалов. Столетний Геннадий Владимирович Грудев, состоявший на государственной службе еще в 1812 году, ел с большим аппетитом. Когда официант спрашивал его: «Суп или щи?» Геннадий Владимирович отвечал: «Семь бед – один ответ, давай щей». Отставной гвардии полковник Казаков, имени которого приют для дворян находится на Поварской, несмотря на то, что был слеп, приезжал на субботние обеды. За стулом Казакова всегда стоял слуга и накладывал ему на тарелку кушанья. Казаков же сам без посторонней помощи резал и ел. Князь Питер Волхонский, которому дома, вследствие запрещения врача, не давали ни водки, ни закуски, заезжал в Английский клуб, чтобы наскоро выпить рюмку водки и закусить, после чего отправлялся домой обедать. Богатый, но скупой Василий Иванович Якунчиков пил только яблочный квас, а вино лишь тогда, когда его угощали. Раз только, по случаю какого-то радостного события в семье, Василий Иванович разошелся и спросил бутылку «Донского», которым стал угощать своих знакомых. При этом мой отец иронически заметил Василию Ивановичу, что «мы не казаки, и по случаю такой семейной радости следовало бы выпить настоящего шампанского». Анатолий Васильевич Каншин, с черной шелковой повязкой на одном глазу, известный любитель цыган, носивший прозвище Цыганского Каншина, со своим приятелем Николаем Николаевичем Дмитриевым пили исключительно дорогие вина. Дмитриев с пренебрежением относился к членам клуба, которые играли в карты по небольшой ставке. «Перехватить с них какую-нибудь сотню рублей, – говаривал он, – не стоит и мараться». Когда Дмитриев проходил мимо хора девиц, певших иногда в клубе, то всегда с презрением показывал им язык. Московский генерал-губернатор князь В. А. Долгоруков тоже посещал Английский клуб, где играл на бильярде с маркером или слушал русский хор А. З. Ивановой».
Известный живописец Константин Коровин отмечал, что «потолки в залах Английского клуба были украшены прекрасными плафонами французских художников. Они были темные, теплого цвета, глубокие и прекрасные по тону. Лакеи, старые люди, одетые в ливреи времен Александра I, дополняли характер эпохи».


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:38 
Московский немецкий клуб (улица Софийка, 9)
Предание относит возникновение этого клуба чуть ли не ко времени Петра Великого, но первой достоверной датой в его истории следует все же считать 15 декабря 1818 г. Мартин Шварц в прошении военному генерал-губернатору А. П. Тормасову заявил о своем намерении «в Москве, на Бутырках, по желанию многих иностранцев открыть танцовальный клоб» и просил разрешения на продажу в нем горячительных напитков и игру в карты, а также «для увеселения поставить один бильярд» и «в назначенные от старшин дни производить инструментальную музыку для увеселения дам». «Увеселяться» начали 7 февраля 1819 года, но уже в октябре клуб переехал в Мясницкую часть, в дом князя М. М. Долгорукова. Он был открыт ежедневно с утра до 12 часов ночи, а в бальные дни – до 2 часов ночи. Еще одно отличие бальных дней состояло в том, что кавалеры имели право приводить с собой сколько угодно дам. Впрочем, если они, по легкомыслию, решались прихватить и женщин «с худой репутацией», то легко могли лишиться членства в клубе.
Особенно весело в Немецком клубе проходили маскарады, под которые отдавались и залы Благородного собрания, располагавшиеся в том же здании и соединявшиеся лестницами с клубными залами. На них присутствовало одновременно до десяти тысяч человек, а ужин накрывали на четыре тысячи персон. В «Очерках московской жизни», опубликованных в 1842 году, П. Ф. Вистенгоф следующим образом передал дух этих праздников: «Маскарады Немецкого клуба посещаются преимущественно семействами немцев, иностранцами других наций, принадлежащих к ремесленному классу, семействами мелких учителей, актерами и актрисами. В этих маскарадах существует разгульная непринужденная веселость. Здесь на туалет нет большой взыскательности, и молоденькие немочки, а иногда и старушки преспокойно попрыгивают контрадасы в простых беленьких амазонках и наряженные кормилицами. Эти дамы снимают свои маски уже тогда, когда старшины клуба порядочно наужинаются и ко входу их сделаются несколько благосклоннее. А до того времени им угрожает злобное немецкое «heraus» (вон). Мужчины среднего круга также посещают маскарады клуба, чтоб поволочиться за немочками и за этими русскими дамами, которые так боятся непоужинавших немцев. Они нередко также подвергаются грозному «heraus» за свои шалости. Смотря по роду преступления, их иногда выводят с музыкой».
Среди его членов, русских насчитывалось почти столько же, сколько иностранцев, но по уставу последним запрещалось избираться старшинами. К 1839 году клуб насчитывал 450 действительных членов, 250 членов-посетителей и 500 кандидатов. В «географическом» отношении он перемещался следующим образом: с Мясницкой переехал на Покровку, в дом возле церкви Троицы на Грязех, оттуда на Ильинку, в дом Петра Калинина, затем в здание Российского благородного собрания (вход с Георгиевского переулка), а последний его адрес – дом Торлецкого-Захарьина, где ныне располагается Центральный Дом работников искусств. К идеологическим метаморфозам можно отнести и то, что он, называвшийся сначала Московским немецким бюргер-клубом, в связи с началом первой мировой войны, когда в обществе оживились патриотические чувства, был спешно переименован в Московский славянский клуб. А в 1918 году его существование прекратилось вовсе.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:39 
Купеческое собрание
Купеческий клуб, основанный в 1786 году иностранным подданным Карлом Людвигом Хейснером в Китай-городе, в доме московского купца Никиты Павлова, и закрытый в конце 1796 года или в начале 1797 года, указом императора Павла I о закрытии всех московских клубов, был возобновлен в 1804-м под названием Купеческого собрания. Постановлением 1814 года число членов Купеческого собрания определялось в 150 человек. Но к 1850 году их уже насчитывалось 750, а в 1856-м установили норму в 900 человек. Естественно, что «авангард» клуба составляли купцы. Скажем, во второй половине XIX века это были представители таких знаменитых торгово-промышленных московских фамилий, как Абрикосовы, Боткины, Гучковы, Кокоревы, Мамонтовы, Рябушинские, Сапожниковы, Солдатенковы, Третьяковы. Но среди членов собрания встречалось и немало московских аристократов (Волконские, Долгоруковы, Трубецкие), университетских профессоров (Т. Н. Грановский, И. К. Бабст), музыкантов (Н. Г. Рубинштейн), артистов (М. С. Щепкин), адвокатов (Ф. П. Плевако, князь А. И. Урусов), журналистов, художников, врачей.
Собрание размещалось сначала в доме купца Антипа Ивановича Павлова возле Гостиного двора, а после смены ряда адресов с 26 сентября 1839 года прочно обосновалось на Большой Дмитровке в доме тайной советницы Мятлевой, под N 17. Сейчас в нем расположен театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. А в 1909 году переехал в нововыстроенный собственный особняк на Малой Дмитровке. Разговоры о переезде клуба велись давно. Еще в 1902 году председатель Совета Старшин К.Ю. Милиотти вынес этот вопрос на обсуждение собрания. Предложений было много. Воздвиженка и Петровский бульвар, Хлудовский тупик и Трубниковский переулок, Поварская, Маросейка, Долгоруковская улица... В какой-то момент остановились на владении княгини Меньшиковой-Корейш на Малой Дмитровке, как раз на углу Пименовского переулка. Решение приняли. Но потом Чрезвычайное общее собрание засомневалось. В результате Совету Старшин было поручено «приобрести владения г-жи Медокс», тоже на Малой Дмитровке. Два ветхих строения под номерами 128 и 138, да еще трехэтажный каменный дом. Когда-то, это владение принадлежало княгине А.П. Волконской.
Фундамент будущего клуба был заложен в июле 1907г. Само здание клуба имело яркие черты модерна. Современный, изящный в своем оформлении новый Купеческий клуб радушно принял первых посетителей. Во многом это были представители новой генерации русского купечества: с блестящим образованием, знанием иностранных языков, много сделавшие для развития отечественной промышленности, просвещения, культуры, медицины. Это - Прохоровы, Мамонтовы, Карзинкины, Третьяковы, Кузнецовы, Боткины, Алексеевы, Солдатенковы. Знаменательно, но этот клуб охотно посещали и представители московской аристократии: Долгоруковы, Апраксины, Волконские, Зубовы, Трубецкие. Среди гостей нередко можно было встретить известных адвокатов, государственных деятелей, врачей, артистов, общественных деятелей
В старину, Большая Дмитровка называлась Клубной улицей. В доме Муравьева - два клуба, Английский и Дворянский. Последний переехал потом в Дом благородного собрания, а его место занял клуб Приказчичий.
Кстати, до середины XIX века Купеческий клуб тоже находился в Китай-городе, «близ Гостиного Двора, биржи и рядов в рассуждении дел и удобности купечествующих быть в Собрании».
Постановления Клуба, его Устав, были строги и бескомпромиссны. Табель о рангах соблюдалась неукоснительно. Был период, когда мещане и ремесленники даже «в качестве гостей» не имели права входить в Собрание. «Дворяне, чиновники, военные и лица свободных профессий могли быть только членами-посетителями». Ну, а действительными членами клуба признавались какое-то время лишь купцы: «Всякий подлинный купец, не бывший ни под каким штрафом, может быть членом сего общества». Членство в Московском купеческом клубе передавалось по наследству - теоретически здесь одновременно могли проводить свои свободные часы деды, сыновья и внуки. Правда, в разные годы существовали дополнительные ограничения. Например, в начале XIX века член Собрания мог приводить с собой гостя не чаще, чем три раза в год.
У входа, рядом с дежурным, в мягком сафьяновом переплете с рифленым цветным обрезом и золотым тиснением лежал Устав Купеческого клуба. Любой спорный вопрос с посетителем или его гостем можно было тут же разрешить. Гостя записывали в пухлую книгу - учет этот был важен со всех точек зрения: кто привел дебошира или неаккуратного человека, который ел хлеб с маслом за карточным столом. За визит гостя вначале платили 30 коп, но в новом здании стоимость эта возросла значительно - затраты на постройку следовало восполнять всеми способами. Очень приветствовались гости, которые по своему положению могли стать членами Купеческого собрания. Но, количество гостей всегда было ограничено.
С зимы 1907 года в качестве гостей получили право входа дамы – «во все дни, кроме вторников и суббот». Ранее их приглашали только на бал, концерт или маскарад. На балы, устраиваемые в этом клубе, его члену разрешалось пригласить до трех знакомых женского пола. Строгая запись в клубных правилах гласила: «Само собой разумеется, что каждый член не должен провести в Собрание ни дамы, ни девицы, в благонравии и добром имени которой не совсем уверен». Для наблюдения за «порядком и приличием в танцах» учредили должность танц-директора.
Открывалось Купеческое собрание, начиная с 1814 года, в 9 часов утра и закрывалось в 2 часа ночи. Еще в начале XIX в. была установлена строгая регламентация поведения в клубе, отступления от правил карались штрафами. Невозвращение в читальню газет и журналов, язвительная оценка свойств и качеств кандидата в члены клуба, неуплата долга на бильярде - за все это соответствующий штраф. Отказался уступить во время обеда самовольно занятое место за столом, не заплатил по счету буфетчику, грубо обошелся с лакеем - то же самое, штраф. « Кто из членов введет в собрание гостя, тот отвечает не только за то, что гость употребит или сверх чаяния разобьет, издержит, испортит, но и за долги, кои он задолжает кому-нибудь из членов при игре в карты или на бильярде». Был даже установлен штраф: «Неправильное введение в Собрание гостя, еда хлеба с маслом за карточным столом, громкая оценка свойств и качеств кандидата в члены во время баллотировки, невозвращение в читальню газет и журналов, неплатеж денег за игру на бильярде - все это карается ценой от 5 до 25 рублей». В Постановлении 1903 года записано, что «цена кушаньям, напиткам, бильярду и за карточные игры назначена будет от господ-директоров... Играющие в карты, платят за две колоды оных - днем 3 рубля, при свечах - 4 рубля». Доход получался солидный. В 1912-13 годах, например, 41 тысяча рублей - от самой игры, и еще почти 150 тысяч - от штрафов.
Вместе с тем, в правилах не раз упоминалось, что члены собрания должны «нежнейшим образом примирять своих сотоварищей по клубу, коли те вступили в ссору». Удивительная деликатность!
К чести Купеческого клуба, следует подчеркнуть, что с 1850 г., буквально с первых лет существования здесь собирали библиотеку, к 1914 году насчитывавшую 52 тысячи томов, в том числе 14 тысяч на иностранных языках. В новом здании, на Малой Дмитровке, ей были отданы лучшие комнаты.
Чем ближе к концу XIX века, тем разнообразнее и многочисленнее становились развлечения – маскарады, музыкальные вечера, дивертисменты, кабаре, рождественские елки и так далее, хотя они постоянно составляли графу убытков. Расположившись в собственном здании, члены клуба разрешили увеличить диапазон «отдыхательных мероприятий». Кроме большого зала, имелась и площадка с эстрадой в саду: концерты, литературные вечера, костюмированные балы были знамениты по всей Москве. В 1911 году, когда в новом доме все уже обжились, совет старшин объявил: «Общие отзывы членов и посетителей Собрания последнего года дают право совету признать, что увеселительная часть Собрания стоит значительно выше других однородных учреждений Москвы». И, взвесив все «за» и «против», совет старшин посчитал, что престиж стоит убытков. После чего постановил еще больше разнообразить характер программ, добавив и музыкально-вокальные дивертисменты, приглашение «на гастроли» театров. Как видим, зданию на Малой Дмитровке на роду было написано, верно служить музам. Что касается былой популярности ресторана Купеческого собрания, о которой поведал бытописатель Москвы Владимир Гиляровский, с обедами, которые длились часами, то это постепенно сошло на нет. Причем такие обеды, так же как балы и спектакли, приносили убытки, поскольку Собрание не только вносило деньги за обеды, но и оплачивало оркестр, хоры, дополнительно приглашенных официантов. Но довлела традиция. Ее свято блюли и в новом здании. По особо торжественным случаям устраивались «подписные обеды», опять же с хорами и оркестрами. Словом, все вроде бы получалось в убыток - и увеселения, и обеды. Тогда откуда же доходы? Доходы шли от карточных игр, которые велись с утра до вечера в специально отведенных для этого комнатах. Был даже составлен список карточных игр, которые разрешались в Купеческом клубе. Это - преферанс, винт большой и малый, вист, экарте большое и малое, пикет, рамс, безик, гальбик, покер, палки, кабала, бостон, шкотт.
Из игр вниманием посетителей пользовался бильярд, позднее, в 1830-1840 годах, – лото, а затем пришлось по вкусу и «лото-домино», но несколько лет спустя министр внутренних дел, сочтя, видимо, эту новую забаву неблаговидной, запретил ее. С 1859 года допускались «все коммерческие игры в карты».
Дмитрий Федорович Трепов, московский обер-полицеймейстер, несколько лет пытался проникнуть в тайну игры дуплет. Наконец, разобрался: азартная! И ввел запрет на неё в 1899-м году.
Многие падкие на сенсации журналисты рассказывали о бесчинствах, будто бы творившихся в Купеческом собрании, забывая, что купцы конца ХIХ столетия уже мало походили на героев пьес Островского. Факты говорят как раз об обратном. Например, газета «Московский листок» 15 сентября 1881 года поместила на своих страницах очерк «Исключили миллионщика», герой которого, купец-миллионер Гаврила Гаврилович Солодовников, возмутившись качеством поданой ему на обед говядины, поднял великий шум и наговорил обслуживающему персоналу массу грубостей. Получив достойную отповедь, он стал жаловаться на свое якобы страдательное положение артисту Ленскому, оказавшемуся свидетелем происшествия:
- Вы видели, как со мной поступили? Подали тухлую говядину, меня же вызвали в контору и обвиняют, как я осмелился говорить о неряшестве, с каким клуб обращается со своими членами.
– Видел все и слышал, – ответил Ленский, пуская в потолок клуб дыма.
– И что вы на это скажете?
– А вот что скажу:
Поглядев со всех сторон,
Оскорбляете вы нравы.
По говядине – вы правы,
По душе вас стоит – вон!
Гаврила Гаврилович, выслушав такой экспромт, ни слова больше не сказав поэту, взял шляпу и уехал. Через несколько дней купеческое собрание постановило исключить его из членов клуба».
Клуб закрывался поздно, в два часа ночи, но картежники за игрой о времени забывали. И вот тут-то вступала в действие весьма жесткая система штрафов, которая и покрывала все убытки. Кто не наигрался и остается за карточным столом после закрытия клуба, за первые полчаса платит 30 коп. за час - втрое дороже, за полтора - 1 р. 80 коп. И дальше каждые полчаса штраф утраивался. К открытию, к 9 часам утра, только на одного игрока набегало 3686 руб. 40 коп. - и ведь платили, не спорили! Не забывали в Купеческом клубе и об общественно полезных делах. Здесь регулярно устраивались благотворительные вечера в пользу больных туберкулезом, детей народных учителей и учительниц Москвы, «недостаточных» студентов, детей-калек и т.п. Но вот началась Первая мировая война. Московское Купеческое Собрание одним из первых часть здания отдало под лазарет на 300 коек. Все помещения, сдававшиеся ранее под увеселительные мероприятия - зрительный зал, фойе, гостиные и другие, - были приспособлены под операционные, перевязочные, приемный покой. На содержание и лечение раненых было выделено 50 тыс. рублей. Купцы и в дальнейшем продолжали оказывать помощь лазарету. Летом 1918 года при Моссовете была создана комиссия по муниципализации частной торговли. Сначала ликвидировали молочную торговлю фирм Чичкина и Блендова, меховую и винную, потом торговлю готовым платьем, бельем, штучными и мануфактурными товарами, трикотажем. Осенью муниципализировали книгоиздательство, торговлю галантереей, писчебумажными и канцелярскими принадлежностями, ювелирными изделиями. Вскоре прекратил существование и Купеческий клуб. В 1918 году в этом здании подняли свой флаг анархисты, после разгрома анархистов в нем расположилась Совпартшкола, на смену которой пришел Коммунистический институт имени Я. М. Свердлова, а на смену последнему в 1938 году – находящийся здесь до сих пор Театр имени Ленинского комсомола. В речи на митинге 26 июля 1918 года В.И. Ленин говорил: «В России мы отнимаем роскошные дома, дворцы у буржуазии и передаем в распоряжение рабочих, чтобы они превратили их в свои клубы». На событие сразу же откликнулся Маяковский: «Здесь раньше купцы веселились ловко, теперь Университет трудящихся Свердловка».


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:39 
Российское благородное собрание
Это собрание, возникшее в 1783 году по инициативе попечителя Опекунского совета М. Ф. Соймонова и князя А. Б. Голицына, приобрело 19 декабря 1784 года дом в Охотном ряду (на углу с Большой Дмитровкой), принадлежавший князю В. М. Долгорукову-Крымскому. Членами клуба могли стать лишь потомственные дворяне, как мужчины, так и женщины. Их благородность особо подчеркивалась следующим пунктом клубного устава: «Никакие разговоры в предосуждение веры, правительства или начальства, никакие оскорбительные личные, вред или ссору причиняющие рассуждения, равно и запрещенные игры в Собрании сем терпимы быть не могут». Балы Благородного собрания, происходившие, как повелось почти с самого начала, по вторникам, стяжали себе повсеместную известность. Первое время они устраивались в доме графа Моркова на Никитской улице, а с 1 декабря 1814 года, когда был восстановлен пострадавший от пожара во время наполеоновского нашествия дом Собрания, – в его залах.
С 1844 года Российское благородное собрание из-за многочисленных долгов постепенно приходит в упадок, и в 1849-м клубное здание от московского перешло к российскому дворянству. В прекрасном особняке в Охотном ряду проводились заседания Московского губернского дворянского собрания, губернского земства, встречи московского дворянства с приезжавшими в первопрестольную императорами, другие торжественные мероприятия. В Колонном зале выступали с концертами П. И. Чайковский, Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, Ф. Лист…
Много новых клубов стало появляться в Москве в конце XIX века. К 1914 году наибольшую известность получили:
- Армянский кружок (Театральная площадь, 2);
- Второй женский клуб (Новая Басманная улица, 35);
-Московский речной яхт-клуб (Берсеневская набережная, собственный дом);
- Московский клуб автомобилистов (улица Кузнецкий Мост, 15);
- Московский клуб гимнастов (Лобковский переулок, 7);
- Московский женский клуб (Гагаринский переулок, 14);
- Московский клуб лыжников (Ходынское поле, дом бывшего Императорского павильона)
- Московское собрание врачей (улица Садовая-Черногрязская, 3);
- Московский шахматный кружок (переулок Сивцев Вражек, 11);
- Русский охотничий клуб (улица Воздвиженка, 6);
- Собрание служащих в кредитных учреждениях в Москве (улица Малая Бронная, 2);
- Сокольнический клуб спорта "СКС" (улица Стромынка, собственный дом);
- "Союз 17 октября" (улица Арбат, 20);
- Театральный кружок (улица Большая Дмитровка, 24);
- Технический кружок (Тверской бульвар, дом Лунца).
Их бурная деятельность заметно разнообразила и своеобразно расцветила жизнь дореволюционной Москвы.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 07:40 
Гиляровский
Его глазами смотрят большинство наших современников на жизнь старой Москвы. Писатель Владимир Алексеевич Гиляровский стал основателем знаменитых «столешников дяди Гиля». Так назывались периодические встречи в его московской квартире в Столешниковом переулке, где Владимир Алексеевич жил и работал с 1866 по 1935 год. Это был, судя по воспоминаниям современников, подлинный клуб интересных встреч. Приходившие в гости к Гиляровскому могли увидеть любопытнейших людей, от таких выдающихся представителей культуры, как А.П. Чехов, АИ. Куприн, ФИ. Шаляпин, Л.Н. Толстой, А.М. Горький, И.А. Бунин, СА. Есенин, В.В. Маяковский. Продолжателем их стал зять Гиляровского В.М. Лобанов-журналист, библиограф, книголюб, поклонник живописи. В Москве знают его как основателя и ныне существующего клуба любителей книги при Центральном Доме работников искусств.
Мне, как человеку интересующемуся культурой потребления вин, было интересно узнать, как обстояли дела с винопитием в старой Москве.
Вся светская Москва пила вина только от виноторговой компании Депре. (Депре А.А. - потомственный почетный гражданин. Председатель правлений: Общества недвижимости «Депре и К», товарищества виноторговли «К.Ф.Депре»). А его конкурентом в Столешниковом переулке был купец Егор Леве. В самом деле, портвейн "Депре N 113" не знал себе равных. Но большинство москвичей, все, же покупали горячительные напитки именно в Столешниковом. Не случайно этот магазин воспет в «Анне Карениной»: «... выйдя в столовую, Степан Аркадьевич к ужасу своему увидел, что портвейн и херес взяты от Депре, а не от Леве...» Далее он распорядился «как можно скорее послать кучера к Леве».
А вот, интереснейший документ, найденный мною в архивной документации арбитражных судов. Привожу его без купюр.
СПОР ЩУКИНА С ДЕПРЕ
Судебная газета (СПб.). 1905. № 1 (4 янв.).
17 декабря 1904 г., в московском коммерческом суде получен указ Правительствующего Сената по делу товарищества виноторговли К.Ф. Депре с арендатором сада и театра “Эрмитаж” Я.В. Щукиным.
Обстоятельства дела заключаются в следующем.
14 января 1900 г. Щукин заключил с товариществом Депре договор, по которому он обязывался в течение четырех лет забирать у товарищества Депре заграничные вина, ликеры и сигары по ценам прейскуранта товарищества со скидкой 10 процентов. В продолжение названного срока Щукин обязался не покупать вин у конкурентов Депре, а лишь выговорил себе право выписывать вина прямо из-за границы на сумму не более 3000 рублей. В случае нарушения этого договора Щукин обязался уплатить неустойку в 5000 рублей. По этому же договору товарищество Депре дало Щукину взаймы 30 000 рублей из 4 процентов для поддержания его дела, причем долг этот был обеспечен четырьмя векселями по 7500 рублей каждый, погашаемыми по прошествии каждого года.
Вначале Щукин исполнял договор исправно, но потом между ним и товариществом Депре вышли разногласия, и Щукин нарушил договор, допустив у себя торговлю винами конкурентов Депре.
Это и подало повод товариществу Депре предъявить к Щукину иск о взыскании с него 15 000 рублей недоплаченного долга с процентами и 5000 рублей неустойки за нарушение договора о поставке вин.
Щукин, со своей стороны, в лице своего поверенного прис. пов. (присяжного поверенного. – Ред.). Холщевникова предъявил встречный иск, утверждая, что договор 1900 года был уничтожен договором от 25 сентября 1902 г., по которому товарищество Депре согласилось дать Щукину 100 000 рублей взаймы для покупки театра и сада “Эрмитаж”, а потом Депре отказались дать ему эти деньги, вследствие чего он был вынужден спешно занять у других и заплатить 12 процентов вместо 4 процентов, условленных с товариществом Депре. На этом основании Щукин предъявил требование о взыскании с Депре 8000 рублей убытков, которые он переплатил по их вине. Кроме того, Щукин утверждал, что вuна Депре, цены на которые и так-де выше, чем у братьев Елисеевых, отпускались ему по повышенному против других прейскуранту, и требовал у товарищества подробного отчета о том, по каким ценам он брал вино и какая ему была вычислена скидка. Настаивая на том, что цены брались по повышенному прейскуранту, г-н Холщевников утверждал, что даже если взять цены обыкновенного прейскуранта, то и тогда окажется, что договор Депре со Щукиным лихоимственного характера, так как кроме 4 процентов по векселям Щукин переплачивал на вине до 15 процентов.
Коммерческий суд решением от 10 июля 1903 г. признал утверждения Щукина несогласными с истиною, удовлетворив исковые требования Депре, а Щукину в его исках отказал.
В апелляции прис. пов. Холщевников просил признать дело неподсудным коммерческому суду на том основании, что Щукин не купец, а театральный антрепренер, и по существу в иске Депре отказать, потому что договор Щукина с Депре есть новая, доселе неизвестная в коммерческом мире сделка монопольного характера и сделка эта – лихоимственная, так как его обязали переплачивать за вино, которое у Елисеева и других фирм можно купить дешевле. Принимая во внимание эту переплату, он, по его мнению, платил на 30 000 рублей занятого у Депре капитала не 4 процента, а 19–20 процентов.
Поверенный товарищества Депре прис. пов. М.И. Брун возражал, что дело это подсудно коммерческому суду как потому, что театральная антреприза есть торговое предприятие, так и потому, что вuна Щукин покупал для перепродажи в своем буфете при театре, а не для сценических представлений. По существу поверенный возражал, что Щукин ничего не переплачивал Депре на вине, так как прейскурант этой фирмы нисколько не выше прейскурантов Леве, Вильборна, Арабажи, Бауэра и Смирнова. Правда, братья Елисеевы, имея крупную гастрономическую торговлю, берут несколько низшие цены, но, очевидно, спрос публики на их вина меньше, так как сам Щукин, нарушивши договор с Депре, стал торговать всеми винами, кроме елисеевских. А раз Щукин ничего не переплачивал, то само собою падает предположение о лихоимственных изворотах, якобы прикрываемых договором. Само вычисление роста, взимаемого со Щукина, сделано так: на капитал 4 процента, а на товар прибыль 15 процентов, значит, вместе на капитал 19 процентов. Но в таком случае и пару лошадей можно сложить с четырьмя колесами и получится шесть. Цель договора – сбыть вина фирмы, которая, оперируя капиталом в 1 500 000 рублей, не может рассчитывать на розничных покупателей, а должна искать сбыта у крупных покупателей, и если она привлекает их к себе, открывая дешевый и крайне льготный кредит, то этим она нисколько не выделяется из ряда других крупных торговцев и промышленников, которые все ищут рынков и идут навстречу покупателю. Происхождение двух прейскурантов от сентября 1900 года, существование коих дало Холщевникову повод утверждать, что со Щукина брались повышенные цены, объясняется тем, что в августе 1900 года, когда по случаю китайской войны были увеличены таможенные пошлины на вина, товарищество Депре выпустило прейскурант на 1 сентября с несколько повышенными ценами. Но уже через два дня, когда выяснилось, что повышение пошлин не коснулось рейнских, бордосских и бургундских вин, товарищество Депре отпечатало новый прейскурант, где цены на вышеупомянутые вина сохранены были прежние. Об этом были в газетах публикации, и первый прейскурант был тогда же изъят из обращения, что хорошо было известно и Щукину. Несмотря на выяснение этого вопроса в коммерческом суде, г-н Холщевников продолжал настаивать, что по торговым книгам Депре обнаружится, что со Щукина брались цены по повышенному прейскуранту.
Прис. пов. Брун объяснил, что после решения коммерческого суда он частным письмом предлагал г-ну Холщевникову приехать в любое время в правление Депре и осмотреть эти книги, чтобы убедиться в неправильности его спора. Но г-н Холщевников оставил это письмо без ответа, в правление приехать отказался, а в жалобе Правительствующему Сенату продолжал настаивать на своем утверждении, что со Щукина брались повышенные цены. Копия письма к г-ну Холщевникову представлена к делу. Утверждение г-на Щукина, что он не знает, правильно ли ему производилась скидка, опровергается имеющимися при деле расписками его, из которых видно, что скидку Щукин получил сполна. К делу были представлены все заборные книжки Щукина, и Правительствующий Сенат мог убедиться, что цены со Щукина брались по обыкновенному, общему для всех прейскуранту со скидкой 10 процентов. Кроме того, были представлены прейскуранты Леве, Бауэра, Арабажи, Вильборна и Смирнова, из которых видно, что цены их и Депре одинаковые. Относительно замены договора от 14 января 1900 г. новым выяснилось, что действительно были переговоры между Щукиным и Депре насчет нового займа в 100 000 рублей, был составлен даже черновой проект нового договора, но дальше этого дело не пошло, так как Депре усомнились в кредитоспособности Щукина и не решились поверить ему такой крупной суммы. Именно этот отказ имел своим последствием то, что Щукин стал торговать винами конкурентов фирмы и тем самым нарушил договор 1900 года. В доказательство этого был представлен черновой клочок бумаги, где вкратце были перечислены пункты проектировавшегося нового договора и остались пометки Щукина “согласен”. Этот черновик был помечен 25 сентября 1902 г., то есть именно тем числом, когда был заключен, по словам Холщевникова, новый окончательный договор. А что договор состоялся окончательно, Холщевников доказывал тем, что Щукин по русскому обычаю помолился, а французы-директора пожали ему руку. Находя, что эти действия не доказывают еще заключения договора, поверенный Депре находил, что для взыскания 8000 рублей убытков, якобы понесенных Щукиным от того, что он занял 100 000 рублей не у Депре, нет юридического основания.
Правительствующий Сенат нашел, что в договоре Депре со Щукиным нет никакого намека на ростовщическую сделку или на лихоимственные извороты, что цены со Щукина брались обыкновенные, что по займу Щукин платил только 4 процента и что прочие утверждения Щукина противоречат истине, и постановил: оставить жалобу Щукина без последствий, взыскать с него в пользу Депре 22 317 рублей 80 копеек с процентами, а во встречном иске 8000 рублей Щукину отказать».
Подводя итоги моего повествования, хочу отметить, что все существовавшие клубы были характерными явлениями культурной жизни своего времени. Они были и порождением, и отражением общественной культуры, формой ее существования и способом ее апробации. В многообразии клубов старой России отражалось все многообразие этнонациональных, классовых, социально-групповых и личностных культур общества на каждом конкретно-историческом этапе его развития. Поэтому листая страницы истории клуба, многое можно прочесть и за ее строками.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 09:32 
почетный член клуба
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 окт 2010, 23:44
Сообщения:
Откуда: Москва
ФИО: Алексей
Интересно, Валер!
В СС нужно предложить тоже систему оплаты с прогрессирующей шкалой после закрытия, чтобы можно было оставаться до утра.


Вернуться к началу
Не в сети Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: История клубного движения в России 18-20 в.в.
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010, 12:30 
Участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2010, 09:32
Сообщения: 97
Откуда: Moscow
Даааа! Вот это информация!!

Как сказал бы Ильич - архиинтересно!

(позволю себе распечатать отдельно каждый из опубликованных Валерием выше постов и возьму с собой в дорогу, чтобы более вдумчиво ознакомиться с материалом)


Вернуться к началу
Не в сети Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ]  На страницу 1, 2  След.

[Непрочитанные сообщения] | Пользователи | FAQ



Кто сейчас на форуме

Кто сейчас на форуме Сейчас посетителей на форуме: 53, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 53 (основано на активности пользователей за последние 5 минут)

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

Интернет-магазин сигар Los-Cigarros.ru
Сигарная фабрика Siglo de Oro
Лучшее качество, по самым выгодным ценам.
Подпишитесь на нашу страницу на Facebook.com


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Theme created StylerBB.net & kodeki
Русская поддержка phpBB